Sabrie
carpe diem
Автор: soaring-smiles
Переводчик: Sabrie
Оригинальный текс: здесь
Пэйринг: Девятый Доктор/Роуз
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Драма
Размер: Драббл
ссылка на ficbook

Описание:
Доктор отвозит ее в место, куда даже и не думал отправляться, слишком много неуместных намеков. И все-таки он привозит ее сюда. Он не знает почему.



Он отвозит ее в место, куда даже и не думал отправляться: слишком много неуместных намеков. И все-таки он привозит ее сюда. Он не знает, почему.

Может быть, чтобы увидеть, как сияют ее глаза, когда она распахивает двери и видит, что он подарил ей.

(И это то, что он делает. Это доставляет какое-то извращенное удовольствие – знать, что ни один мужчина не сможет дать ей то, что дает он).

Может быть, причина в том, как она смотрит на него, и уголки ее губ приподнимаются в улыбке.

– Ты привез меня в Париж, – восхищенно говорит Роуз.

И он улыбается в ответ, готовый показать ей все, что она захочет.

В любом случае он стоит рядом с ней на Sacre Coeur –

Святое Сердце

– и смотрит на город перед ними, полный людей, любви и жизни. Может, это и Земля двадцатого века, может, это и грязный, неправильный мир, но это одно из самых прекрасных мест, которые он видел.

Он задается вопросом, чувствовал бы он тоже самое, если бы ее маленькая рука не лежала в его.

***


Они любуются Сеной, Роуз натягивает на голову выторгованный розовый берет, и он скорее умрет, чем скажет, как она красива, хоть это и правда.

Яркий всплеск цвета среди серого; он ошибся с координатами, и вместо июня их ждал октябрь.

(На улице холодно, и Роуз обнимает его. Она дрожит в его руках, золотые волосы рассыпались на его плече, в то время, как он отчаянно старается не выглядеть абсолютно счастливым).

Облака над ними сгущаются, застилая небо тяжелым, темным одеялом. Начинается сильный дождь, и она смеется, пытаясь поймать на язык дождевые капли. Доктор молча наблюдает за ней, сжимая пальцы в кулаки, чтобы остановить себя от желания привлечь ее к себе.

(Он сам хотел бы поймать ее язык и стать героем архивных фотографий, на которых мужчина в кожаной куртке целует на мосту очаровательную блондинку, вода стекает с них, ее волосы прилипли ко лбу. Ее макияж будет испорчен, но его это совершенно не беспокоит).

Он помнит то, что однажды сказал ей, когда надежда, словно стеклянный бокал, разлетелась на тысячи осколков, разбившись об пол.

“Будь осторожней со своими желаниями”.

Он желает ее.

Он будет осторожен.

***


Когда небо снова становится чистым, она уговаривает его пропустить Лувр и пойти в Диснейленд, совершенно не волнуясь, что упускает возможность посмотреть на величайшие произведения живописи.

– Просто картины, верно? Подумай, – она обнимает его и улыбается, – мы сможем встретить Микки Мауса!

Он пристально смотрит на нее какое-то мгновение. Он был уверен, что она захочет провести день в Национальном музее естественной истории (то, что они сделали бы). Но у нее такой умоляющий взгляд, и ветер играет с подолом ее платья (оно и так слишком короткое).

Он никогда не мог сказать ей “нет”. Слабость, думает он. Она его слабость. Его не пугает, хотя и должно, что он так привязался к этой человеческой девушке, что готов убить за нее,

(и убить за нее, гораздо страшнее, чем умереть за нее).

Роуз утверждает, что они получат незабываемые впечатления, если купят билеты на поезд и, к черту все это, к черту, он соглашается, когда видит кончик ее языка между зубов.

В конечном итоге, все обернулось в его пользу. Поездка прошла мирно после того, как они, наконец, нашли нужный поезд. Роуз кладет голову ему на плечо, одна рука лежит напротив его левого сердца.

Святое сердце, повторяет он себе, и смотрит в окно на утопающую в зеленом Францию. Поезд мчит их прочь из Парижа, из шума и суеты.

Он не возражал. Не тогда, когда она шмыгает носом во сне и сжимает ткань ставшего с этого момента любимого зеленого свитера. Ее бессвязное бормотание пробуждает в нем отеческие чувства.

Он перебирает временные линии, когда она начинает ерзать, и меняет положение тела. Одна золотая нить, что обещает -

Возможноможетбытьмыувидим -

навсегда.

Он хотел бы этого.

Но он отвлекается на нее снова, наблюдая, как она морщит нос, и в его разуме проносятся тысячи сладких комплиментов, которые, о Рассилон, он никогда ей не скажет.

Тогда снова.

Роуз двигается, и ее губы мимолетно задевают его кожу, не скрытую одеждой. И от этого легкого прикосновения по телу разливается жар, вниз прямо к паху.

“О, моя девочка, – молча, сетует он. – Что ты делаешь?”

***


– О. Мой. Бог, – выдыхает Роуз, смотря широко распахнутыми глазами на величественную реконструкцию замка. Сейчас она так напоминает восторженную пятилетнюю девочку.

Он видел ее флиртующей, счастливой, смущенной, сердитой, грустной, ревнующей, напуганной, растерянной, но никогда он не был так очарован ею, как сейчас. И он не находит это привлекательным. Совсем.

И он смиряется с днем, полным дешевых острых ощущений и аляповатых аттракционов, и тем, как она охотно очаровывается всем, заставляет его забыть о собственном недовольстве. Прошло столько времени, когда он в последний раз видел такую чистоту.

(Она не краснеющая девственница, это не просто невинность плоти. Это чистый восторг, как будто она видит все это в первый раз в жизни. Хотя, возможно, она не столь искушена в этом аспекте. В любом случае, этим мыслям не место рядом с ней).

Он хотел бы просто насладиться каждой секундой.

И вот она визжит в Доме с привидениями, в то время, как он ни капли не впечатлен нелепыми монстрами и дешевыми декорациями. Люди, хмурится Доктор, так легко дают себя напугать.

Во имя всего сущего на Земле, почему это вообще пугает ее? Она видела Жнецов, Сливинов и даже говорящий кусок кожи, а сейчас она в ужасе при виде внезапно выскочившей невесть откуда блестящей лапы.

Он никогда не сможет понять этого.

(Хотя он наслаждается ее немного сбивчивым от шока дыханием и тем, как она сжимает его руку).

***


– Пожалуйста, – она умоляюще смотрит на него и тянет к водной горке Пиратов Карибского Моря. – Я люблю этот фильм! И мама думает, что Депп очень привлекательный.

– Неужели? – бормочет Доктор и обреченно вздыхает при виде выстроившей длиной в километр очереди. Но Роуз слишком занята, подпрыгивая от возбуждения, поэтому он заталкивает поглубже свое презрение

небольшое раздражение

к ее матери и старается изо всех сил изображать восторг.

Проходит двадцать минут, а они даже не сдвинулись с места. Доктор запускает руку в карман.

– Хочешь сделать что-нибудь немного глупое? – шепчет он ей на ухо. Роуз согласно кивает. – Хорошо.

Он берет ее за руку и быстро проталкивается вперед, размахивая психо-бумагой и крича что-то об инспекторах по проверке безопасности.

(Оглядываясь назад, он должен был бы прихватить спасательные жилеты, прежде чем прыгать в лодку. У него были серьезные опасения, что она перевернется).

Удивительно, но ему нравится. Он рассказывает ей о своей встрече с настоящими пиратами и удивляется неуклюжим муляжам.

(Они промокают, когда лодку заливает водой. И он может отчетливо видеть ее фигуру, проступающую под влажной тканью хлопка и кружева. Ее платье облепляет ноги и выше, обтягивает соблазнительные изгибы груди. Он быстро отводит взгляд).

Он замечает - разве он может не заметить - как она потягивается, выгибая спину, платье сильнее натягивается на груди, и пытается подавить надежду и жажду, что горят в груди.

Конечно, у него не получается.

***


– Воздушный шар? Пожалуйста, он такой красивый.

Он кидает пару монет продавцу, и Роуз выбирает желтый и белый. Затем в замешательстве хмурится.

– Как они поместили один в другой?

Доктор пожимает плечами и слегка ухмыляется.

– Может быть, внутри он больше чем снаружи.

Она фыркает, поправляя выбившуюся влажную прядь.

– У тебя на все готов ответ.

– В большинстве случаев - да, – Доктор в излюбленной манере скрещивает руки на груди. – Хочешь есть?

– А ты заплатишь на этот раз? – кончик ее языка игриво выглядывает из-за зубов. Это всегда действует на него так?

– Ну, если у тебя есть, что предложить взамен, – обычно он не такой нахальный -

и он не дает двусмысленных намеков,

не так ли?

– Сделка, – предлагает Роуз, уперев руки в бока. – Ты платишь, и я делаю все, что ты хочешь.

(Он хочет ее. Он так сильно ее желает).

– Ладно, допустим, ты меня убедила. Пицца или чипсы?

Она закатывает глаза.

– Ты еще спрашиваешь?

(Он покупает ей мороженое, чтобы наблюдать, как ее губы становятся блестящими и липкими. В своих мыслях он предается мечтам, в которых целует их).

***

Затем она уговаривает его пойти на горки, стилизованные под Дикий Запад. Очередь длинной линией тянется вниз по склону, но она упрямо сжимает губы и смотрит на него.

– Даже не думай, – предупреждающе шипит она, – отнять это у меня.

Он сдается, раздраженно складывает руки на груди и начинает нетерпеливо переминаться с ноги на ногу, как конь в загоне. Непрерывная музыка выводит его из себя, как и шумные туристы впереди них, и, к его сожалению, позади них. Как бы он хотел избавиться от них всех.

На этот раз никаких трюков, Роуз до сих пор немного стыдно за прошлый раз. К тому времени, как подходит их очередь, он весь извертелся, пытаясь найти звуковую отвертку, и успел заработать странные взгляды от незнакомцев.

Она весело оглядывается, и в эту короткую, яркую секунду, он точно знает, что это.

Это ее голые ключицы, тень под ними. Ко-всему-готова улыбка и густо накрашенные ресницы. Это плохо окрашенные пряди и темные брови над темными глазами. Это нежность, и гнев, и блеск в них, что разбивают его броню на мелкие кусочки.

Он спокойно ждет следующие десять минут, строя из себя такого образцового гражданина, бросая взгляды на молодого человека, который поглядывает на Роуз, и переплетает ее пальцы со своими.

Со вздохом он вспоминает времена, когда люди смотрели на него с благоговением и уважением. А теперь он застрял посреди плачевного вида декораций и приземленных людей -

кроме его нынешней компании

- это совсем не он.

(Тем не менее, он наводит отвертку на игрушку в руках плаксивого мальчишки за ними, и выводит ее из строя).

***


Солнце садится, расцвечивая яркое небо в розовый, фиолетовый и карминовый цвета.

Они неспешно прогуливаются по Стране Фантазий, и Роуз с теплотой вспоминает, как в детстве хотела стать принцессой.

(Больше всего ей нравится Белль, потому что Ариэль немного плаксива, Белоснежка беспомощна, а Золушка и Аврора слишком блондинки. "Кто бы говорил" - думает Доктор).

Они улыбаются, глядя на наряженных взрослых, и подшучивают при виде гордой походки настоящих принцесс. Замок утопает в огнях и блеске, сверкая на фоне надвигающейся темноты ночи.

– А кто нравится тебе? – интересуется Роуз. Он замечает, что ее потертые леопардовые лодочки слегка шуршат при ходьбе.

– Только никому ни слова, Роуз Тайлер...

Она наклоняется ближе, желая узнать необычную тайну.

– Да?

Оглядевшись по сторонам, он переходит на шепот.

– Анастасия.

Роуз в притворном ужасе прижимает ладошку ко рту, ее глаза горят весельем.

– Но Доктор, – выдыхает она, – это же FOX. Тебя могут арестовать.

(Он действительно замечает убийственный взгляд на лице Белоснежки и поспешно тянет Роуз дальше).

Потом сахарная вата, сладкая нить тает на ее языке, и они с жадным интересом смотрят на парад.

(По крайней мере, Роуз).

– Вау, – Роуз смотрит во все газа, немного шокированная. – Это...

Он кивает.

– Да, немного. Хочешь уйти?

– Да. Мне надо найти урну.

Она выбирается из людской толпы в пустынный переулок и оглядывается в поисках мусорный корзины.

Доктор стоит рядом с ней, и ее дыхание пахнет конфетами. Его руки сжимаются в кулаки. Роуз пожимает плечами, платье скользит по ее бедрам.

– Кажется, их все убрали. Уже поздно...

– Точно, – его голос звучит напряженно и отрывисто.

– Ты в порядке? – заботливо спрашивает Роуз.

– Конечно.

– Уверен?

Роуз закусывает губу, и он резко отворачивает голову в сторону. Внезапно в куртке становится слишком жарко.

И тогда - о - она берет его за руку, как делает всегда, когда хочет успокоить его, только сейчас это действие производит обратный эффект. Роуз нежно поглаживает костяшки его пальцев.

Глупое, прекрасное, красивое создание.

Он прижимает ее к кирпичной стене, прежде чем она успевает ахнуть.

Мгновение, он просто слушает, как стучит под одеждой ее сердце: оно начинает биться быстрее и трепещет. Роуз поднимает голову и смотрит ему в глаза.

– Доктор...

Он мог остановиться ради нее. Доктор медленно наклоняется к ней, давая ей время передумать. Ожидание кажется почти невыносимым.

– Не останавливайся, – говорит она.

Он мягок, во-первых, потому что хочет, чтобы это было нежным и интимным...быстрый поцелуй, чем дольше, тем нежнее. Это головокружительно, когда она отвечает, ее руки обнимают его за шею, и она встает на цыпочки.

Он берет ее лицо в свои ладони, и ее губы раскрываются навстречу его губам, горячие, сладкие и жаждущие. Он проводит по ним языком и мягко прихватывает зубами нижнюю губу. Роуз выдыхает и тает в его объятьях.

Когда они отстраняются, ее шок почти ощутим, ее вкус все еще будоражит его чувства, ее феромоны витают в воздухе.

– Почему?

Он решает, что любит ее покрасневшие губы и румянец на щеках. Все говорит, что она теперь его.

– Давно хотел этого, – признает он, и на лице Роуз вспыхивает сияющая улыбка.

– Ты не против, если мы пойдем домой? Не думаю, что Диснейленд подходящее место для этого.

Доктор усмехается.

– Фантастика.

***


Звезды сияют над Sacre Coeur пока они, спотыкаясь, добираются до ТАРДИС. Их тихий смех нарушает стоящую вокруг тишину.

Святое Сердце, вспоминает он, оборачиваясь у двери, чтобы в последний раз полюбоваться городом и мерцающими огнями, которые озаряют все вокруг.

Это то, что она есть.

@темы: fanfiction, Девятый Доктор/Роуз, переводы